Тропический стиль в архитектуре и дизайне: как все начиналось

Граф де Мони-Талванде, изображенный на картине Дэвида Пэйнтера

Из путешествий мы часто привозим интересные книги. Одна из них называется Tropical Asian Style и мы хотим поделиться с вами небольшим материалом из нее, который поведает о тропическом стиле в архитектуре и дизайне, который мы так часто наблюдаем и любим, например на Бали.

«В конце 1920-х годов на залитом солнцем южном побережье острова, в то время известного как Цейлон (сейчас Шри-Ланка), один европейский аристократ испытал яркое личное откровение. Это была не первая поездка графа де Мони-Талванде на Цейлон. Впервые он приехал туда в 1912 году в качестве гостя к чайному магнату Сэру Томасу Липтону и навсегда влюбился в томную тропическую атмосферу этой земли.

После этого визита, во время Первой мировой войны, с графом случилось нечто ужасное. Что именно неизвестно, но последствия этого были достаточными, чтобы заставить его отказаться от Европы, вернуться на Восток и начать поиск того, что он назвал «единственное место, которое своей неземной красотой будет исполнять мои мечты и заставлять меня продолжать жить». Прошло почти десять лет, прежде чем его «бесконечно странствующая душа» привела его в небольшую рыбацкую деревню Велигама, где всего в 50 метрах от берега поднимались огромные скалы, покрытые пышной зеленью: словно игрушечный остров, воплощение самых смелых его фантазий и, судя по всему, довольно пустынный. Граф переплыл узкую полосу воды и поднялся на вершину. «Я долго сидел у обрыва и смотрел на море», писал он позднее, — «мечтая, чтобы этот остров, затерявшийся в Индийском океане, был моим; я придумывал и планировал, что мне с ним сделать и я чувствовал биение своего сердца с подавляющим желание создавать, гордиться своим творением, и найти в нем мир, близкий к счастью. Да, это был он, дом, о котором я мечтал столько лет».

Так и случилось. Он изменил название с Galduwa, что в переводе с сингальского языка значит «скалистый остров», на Тапробане (Taprobane), старое греческое название Цейлона, а затем приступил к строительству на нем особенного тропического дома. «Это не обычный дом с интерьером», рассказывал более поздний житель, который был так же поражен островом, — «а скорее терраса, продолжение ландшафта снаружи, с каждой точки которого открывается несколько живописных видов».

Остров и дом графа де Мони-Талванде у берегов Шри Ланки. Он и многие другие, похожие на него, разорвали отношения с их прошлым, перебрались в Азию и построили свой собственный тропический дом мечты.
Остров и дом графа де Мони-Талванде у берегов Шри Ланки. Он и многие другие, похожие на него, разорвали отношения с их прошлым, перебрались в Азию и построили свой собственный тропический дом мечты.

Он беспечно отказался от стен между комнатами, и все девять комнат (включая ванную) по сути стали одной большой, открытой ветру гостиной. Затем, выбрав в качестве своего эстетического ориентира маленький остров в заливе, форма которого ему особенно понравилась, он построил свой восьмиугольный дом так, чтобы его точный центр, словно остров, был обрамлен сначала колоннами, затем дверными проемами, ухоженными садовыми дорожками, и, наконец, вручную посаженными джунглями. В результате получилось очень рационально но, как и большинство вещей рожденных фанатизмом, дико непрактично.

Южная лоджия с видом на океан дома мечты графа на Шри-Ланке
Южная лоджия с видом на океан дома мечты графа на Шри-Ланке

Для графа дом имел совершенный смысл. «Иногда, — отмечал он, — сады выращивают, чтобы они соответствовали домам, или, наоборот, дома могут быть построены в соответствии наших идей сада — последний был мой случай». За эти годы он создал несколько роскошных террас, связанных крутыми каменными ступенями, наполненных экзотическими деревьями, кустарниками и лианами, и здесь он жил в абсолютной удовлетворенности, пока другая война не заставила его вернуться в Европу. Через несколько лет после Второй мировой войны он умер, и по некоторым предположениям, случилось это от разбитого сердца.

Терраса в доме графа, названная «голубым садом нашей дамы»
Терраса в доме графа, названная «голубым садом нашей дамы»

Однако очарование Тапробане после смерти графа ничуть не угасло. После войны он привлек другого романтического путешественника — американского писателя Пола Боулза, который в течение нескольких лет разрывался между островом и разнообразными пейзажами Северной Африки, а еще позже он стал домом для ряда других западных беглецов, среди них один описанный в местной газете как одновременно «пуританский Playboy» и «квалифицированный колдун».

Вероятно, тем, что привлекало сюда таких разных людей, было не только заманчивое уединение этого дома, но и тот факт, что дизайн графа де Мони-Талванде, хотя он осмелился зайти в нем дальше, чем многие, включал наиболее существенные элементы тропической стиля. На самом деле, графа можно назвать своего рода пионером в выборе места для своего частного рая и воплощении его в жизнь, ведь его творение не только находится в гармонии с окружающей средой, но и отражает его собственные черты.

Некоторые элементы интерьера продиктованы тропическим климатом, их можно найти во многих традиционных постройках, которые появились задолго до европейского влияния. В Таиланде, например, даже самые простые дома из бамбука и пальмовых листьев были устроены так, чтобы улавливать малейшее дуновение ветра, и обычно имели большие открытые веранды, где проводились торжественные мероприятия. В дальнейшем начали строить и более крупные деревянные дома по аналогичной схеме. У них были крутые крыши и широкие карнизы, чтобы справиться с сильными дождями и палящим солнцем. Здания были подняты от земли для защиты от наводнений и диких животных; все комнаты были расположены вокруг центральной платформы, которой фактически служила большая веранда, защищенная в некоторых местах навесами, и под открытым небом в других.

Немецкий художник Вальтер Шпис переехал на Бали в 1927 году. Здесь он построил фантастический дом в прохладном климате Убуда. Вместе со своими питомцами – какаду и обезьяной – он глубоко погрузился в культуру этого загадочного острова.
Немецкий художник Вальтер Шпис переехал на Бали в 1927 году. Здесь он построил фантастический дом в прохладном климате Убуда. Вместе со своими питомцами – какаду и обезьяной – он глубоко погрузился в культуру этого загадочного острова.

Нередко во внутренних двориках могут располагаться причудливые фонтаны и бассейны, также значительное место занимает сад, растущий в непосредственной близости к дому. Похожее сочетание климата и образа жизни можно найти в Южных морях, на склонах вулканов Явы и по рекам Борнео.

Художник Вальтер Шпис
Художник Вальтер Шпис

Граф де Мони-Талванде был отнюдь не единственным иностранцем, поиски которого привели к удивительному дому мечты в тропиках. В 1930-х годах Ле Майер Адриен де Мерпрес, бельгийский аристократ и художник, создал известный дом и заполненный статуями сад с красивым видом на море в Сануре на Бали. На том же волшебном острове, но с видом на эффектный овраг около Убуда, художник Вальтер Шпис (см. выше) построил многоуровневую конструкцию из бамбука, которая стала местом встречи для приезжих знаменитостей в 1920-х и 1930-х годах. В Таиланде, американец по имени Джим Томпсон (ниже) не только возродил тайскую шелковую промышленность, но и вызвал новую волну энтузиазма в традиционной тайской архитектуре эффектным примером – он соорудил речной канал возле Бангкока.

Тот же дух мотивирует многих сегодня, используются как традиционные, так и современные методы для достижения поставленной цели. В следующих публикациях мы рассмотрим способы, с помощью которых различные владельцы и архитекторы стремились исполнить свою мечту, оригинальную, порой эксцентричную, как идеалистическое представление графа де Мони-Талванде о рае.

Джим Томпсон
Джим Томпсон

Жизнь в тропиках предполагает тесную связь с окружающей средой и, по этой причине, в основном архитекторы стремятся максимально уловить местный мягкий бриз и окружить дом душистыми растениями. Некоторые дома имеют элегантные балконы или террасы, открытые со всех сторон, в то время как у других есть просторные веранды и открытые комнаты, которые кажутся естественным продолжением сада.

Классическое бунгало западного колониального стиля – термин, заимствованный из бенгальского слова Bangla, означающего относительно простую структуру с небольшим (или вовсе отсутствующим) количеством украшений, позже бунгало были преобразованы в нечто гораздо более сложное и творческое, сохранив просторность и открытость. Поэтому изначально бунгало особо ценились у плантаторов: там они размещали своих рабочих, это было дешево и удобно. Уже позже бунгало стали заполняться удивительными штрихами и роскошными удобствами.

Джим Томпсон, известный за возрождение им тайской шелковой промышленности и таинственное исчезновение в Малайзии. Менее известен был его интерес к тайской архитектуре и искусству, который проявился в строительстве этого сказочного дома в тайском стиле на речном канале в Бангкоке.
Джим Томпсон, известный за возрождение им тайской шелковой промышленности и таинственное исчезновение в Малайзии. Менее известен был его интерес к тайской архитектуре и искусству, который проявился в строительстве этого сказочного дома в тайском стиле на речном канале в Бангкоке.

Вода стала неотъемлемой частью таких пейзажей, появляясь в виде необычных скалистых бассейнов с растениями, выплескивающихся за края, прудов с лилиями и лотосами, протекающих под мостиками или камушками, и водопадов, журчание которых приносит успокоение даже в самый тяжелый день. Оформление интерьера часто не менее впечатляющее. Граф де Мони-Талванде черпал вдохновение из культуры той страны, где он нашел свой остров. Центральным в его доме был куполообразный «Зал Лотоса» с резными панелями, олицетворявшими бутоны и цветки лотоса, фризы напоминали древние сингальские фрески на белой каменной стене, мебель из «самых редких лесов Цейлона» и шелковые шторы, которые закрывались только на ночь.

Акварель, Стивен Литтл, "Дом в цветущем саду".
Акварель, Стивен Литтл, «Дом в цветущем саду».

Многие вдохновлялись местными видами искусства для создания незабываемой атмосферы в своих тропических домах мечты: богатые текстуры, искусная резьба по дереву и натуральные терракотовые тона, текстиль в мягких оттенках, плетеная и лакированная мебель, скульптуры из керамики и бесчисленное множество других неотъемлемых атрибутов, которые преобразуют жизненное пространство в нечто одновременно прекрасное и глубоко личное.»

Комментариев

Добавить комментарий